ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 16.05.2002 N КАС02-199 В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРИЗНАНИИ НЕЗАКОННЫМИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ И ФСФО РФ ОТКАЗАНО ПРАВОМЕРНО, ТАК КАК ОНИ ПРАВИЛЬНО ИСТОЛКОВАНЫ СУДОМ КАК УКАЗАНИЕ О ВОЗМОЖНОСТИ НАЗНАЧЕНИЯ АРБИТРАЖНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ ИЗ ЧИСЛА СОТРУДНИКОВ ФСФО РОССИИ И ЛИШЬ В СЛУЧАЯХ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ "О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ...

Согласно законодательству Российской Федерации некоторые товары, услуги, оборудование подлежат обязательной сертификации. Их список строго регламентирован и обязателен к исполнению. В России обязательная сертификация соответствия является разрешительной формой дорыночного контроля. Так же Вы можете получить сертификаты, которые входят в систему добровольной сертификации.

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                              ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                     от 16 мая 2002 г. N КАС02-199
   
       Кассационная  коллегия  Верховного Суда Российской Федерации в
   составе:
   
       председательствующего                             Федина А.И.,
       членов коллегии                                     Кебы Ю.Г.,
                                                       Пелевина Н.П.,
       с участием прокурора                            Масаловой Л.Ф.
   
       рассмотрела  в открытом  судебном  заседании от 16 мая 2002 г.
   гражданское    дело   по   заявлению   Муниципального   унитарного
   предприятия  "Волжскводоканал"  о признании  незаконными  абзаца 2
   пункта 3 "Положения о лицензировании деятельности физических лиц в
   качестве  арбитражных  управляющих",  утвержденного Постановлением
   Правительства  РФ  от  25  декабря  1998  года  N 1544,  пункта  3
   распоряжения  Правительства  РФ  от  10  июля 1999 года N 1100-р и
   абзаца  7 Приложения  к распоряжению ФСФО России от 11 ноября 1999
   года   N  40-р  "О  вопросах,   связанных  с применением  процедур
   банкротства"   по   кассационной   жалобе   заявителя  на  решение
   Верховного   Суда   РФ   от  13  февраля  2002  года,   которым  в
   удовлетворении заявленного требования отказано.
       Заслушав   доклад   судьи  Верховного  Суда  РФ  Федина  А.И.,
   объяснения   представителей   Правительства   РФ   и  ФСФО  России
   Черемискина   В.И.    и   Сатаевой   Б.Х.,    возражавших   против
   удовлетворения кассационной жалобы,  выслушав заключение прокурора
   Масаловой  Л.Ф.,  полагавшей  кассационную  жалобу необоснованной,
   Кассационная коллегия
   
                              установила:
   
       Муниципальное унитарное предприятие "Волжскводоканал" оспорило
   в   Верховном  Суде  РФ  приведенные  выше  положения  нормативных
   правовых актов, сославшись на несоответствие их закону и нарушение
   прав  и законных  интересов заявителя как кредитора по отношению к
   предприятию, к которому применяется процедура банкротства.
       Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение.
       В  кассационной  жалобе  муниципальное  унитарное  предприятие
   ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на ошибочность
   выводов суда о соответствии оспоренных положений актов закону и об
   отсутствии нарушения прав и законных интересов заявителя действием
   этих актов.
       Проверив  материалы дела,  обсудив доводы кассационной жалобы,
   Кассационная  коллегия  не  находит  оснований  к отмене судебного
   решения.
       Согласно   оспоренному   абзацу   2  пункта   3  "Положения  о
   лицензировании  деятельности физических лиц в качестве арбитражных
   управляющих"  (утвержденного Постановлением Правительства РФ от 25
   декабря  1998 года N 1544) сотрудники Федеральной службы России по
   делам  о несостоятельности  и финансовому оздоровлению назначаются
   арбитражными    управляющими    при   наступлении   обстоятельств,
   предусмотренных    Федеральным    законом   "О   несостоятельности
   (банкротстве)", в силу занимаемой ими должности.
       Аналогичное  положение  содержится  и в пункте 3 оспариваемого
   распоряжения Правительства РФ от 10 июля 1999 г. N 1100-р, которым
   предусмотрено,  что  при  проведении процедур банкротства в случае
   отсутствия  возможности  назначения  арбитражным управляющим лица,
   имеющего   соответствующую   лицензию,   ФСФО   России  необходимо
   обеспечивать   в соответствии  с п.   4  ст.   185  вышеназванного
   Федерального  закона  представление  арбитражным судом сотрудников
   Службы для их назначения арбитражными управляющими.
       Такой же порядок назначения арбитражного управляющего из числа
   сотрудников  ФСФО  России  со ссылкой на п.  4 ст.  185 указанного
   Федерального   закона   предусмотрен   и  абзацем  7 оспариваемого
   Приложения  (разъяснения)  к распоряжению ФСФО России от 11 ноября
   1999 г. N 40-р.
       Приведенные  положения нормативных правовых актов судом первой
   инстанции   правильно  истолкованы,   как  указание  о возможности
   назначения  арбитражных  управляющих  из  числа  сотрудников  ФСФО
   России  и лишь  в случаях,  предусмотренных Федеральным законом "О
   несостоятельности (банкротстве)".
       Как  правомерно  указал  Верховный  Суд  РФ  в своем  решении,
   каких-либо  других случаев (не предусмотренных законом) назначения
   арбитражных  управляющих  из  числа  сотрудников ФСФО России этими
   положениями нормативных актов не предусматривается,  в связи с чем
   требование     заявителя     о    признании    данных    положений
   недействительными    (незаконными)    не   может   быть   признано
   обоснованным.
       Довод в кассационной жалобе о том, что суд первой инстанции не
   учел  наличие  вступившего в законную силу решения Верховного Суда
   РФ,  которым  признаны  незаконными пункты 4,  5,  6,  7,  11 и 12
   Положения,  предусматривавшие  для  осуществления  деятельности  в
   качестве   арбитражного   управляющего   необходимость   получения
   лицензии  трех  категорий  в зависимости от особенностей процедуры
   банкротства  отдельных предприятий и организаций,  нельзя признать
   обоснованным.
       Как указано выше,  оспоренные положения нормативного правового
   акта   случаи   назначения   арбитражными  управляющими  из  числа
   сотрудников ФСФО России обуславливают регламентацией таких случаев
   нормами Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". В
   самом Законе не содержится норм о необходимости получения лицензии
   на  занятие  деятельности  в качестве арбитражных управляющих трех
   категорий.
       Более  того,  при наличии приведенного выше решения Верховного
   Суда   РФ   от   7 сентября  2001  года  содержащееся  в пункте  3
   распоряжения  Правительства  РФ  от  10 июля 1999 года указание на
   лицензию  арбитражного управляющего третьей категории само по себе
   не может действовать.
       Кроме того, в оспоренных положениях нормативных правовых актов
   не  содержится  указание  на обязательность назначения арбитражным
   судом  арбитражными  управляющими лиц именно из состава работников
   ФСФО   России,   в  связи  с чем  довод  в кассационной  жалобе  о
   предрешенности  вопроса  об  обязательном  назначении арбитражными
   управляющими таких лиц несостоятелен.
       По изложенным основаниям кассационная жалоба удовлетворению не
   подлежит.
       Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Кассационная коллегия
   
                              определила:
   
       решение  Верховного  Суда  Российской  Федерации от 13 февраля
   2002 года оставить без изменения,  а кассационную жалобу заявителя
   - без удовлетворения.
    

По состоянию на ноябрь 2007 года
     РАТИФИЦИРОВАНО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ - ФЗ ОТ 14.11.1997 N 139-ФЗ

                                СОГЛАШЕНИЕ
                 МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                  И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ КИРГИЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
                О ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ
                           ТРУДЯЩИХСЯ-МИГРАНТОВ
                               (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)

        Правительство Российской Федерации  и Правительство Киргизской
    Республики, именуемые в дальнейшем Сторонами,
        руководствуясь принципами Договора о  дружбе, сотрудничестве и
    взаимной  помощи   между  Российской   Федерацией  и   Республикой
    Кыргызстан от 10 июня 1992 года,
        основываясь  на  положениях  Соглашения   о  сотрудничестве  в
    области  трудовой   миграции  и   социальной  защиты   трудящихся-
    мигрантов, подписанного в г. Москве 15 апреля 1994 года,
        принимая во  внимание интересы  этнических  россиян, постоянно
    проживающих  в  Киргизской  Республике,   и  этнических  киргизов,
    постоянно проживающих в Российской Федерации,
        стремясь к развитию сотрудничества в социально-трудовой сфере,
        согласились о нижеследующем:
        СТАТЬЯ 1. Действие  настоящего Соглашения  распространяется на
    лиц  (далее  именуются   -  трудящиеся-мигранты   или  работники),
    являющихся  гражданами   Российской   Федерации   или   Киргизской
    Республики и  имеющих постоянное  место  жительства на  территории
    одного из этих государств (далее именуется  - государство выезда),
    которые  в  соответствии  с  настоящим   Соглашением  на  законном
    основании   временно   осуществляют   трудовую   деятельность   на
    территории  государства   другой   Стороны   (далее  именуется   -
    принимающее государство), а также на членов их семей.
        СТАТЬЯ   2.    Трудящиеся-мигранты    осуществляют    трудовую
    деятельность на территории принимающего государства:
        а) в  рамках выполнения  договоров подряда,  заключенных между
    юридическим лицом  государства выезда  и юридическим  (физическим)
    лицом  принимающего  государства,  -  на  срок  действия  договора
    подряда. В  случае, если  это необходимо  для  выполнения работ  в
    соответствии с заключенным договором подряда, указанный срок может
    быть продлен до 1 года;
        б) на  основе трудового  договора (контракта),  заключенного с
    работодателем принимающего государства, - либо на срок  до 2 лет с
    возможностью продления данного срока до 1 года, либо  на срок до 6
    месяцев один раз в течение календарного года, на сезонных работах.
        СТАТЬЯ 3. 1. Органами, ответственными за выполнение настоящего
    Соглашения (далее именуются - полномочные органы), являются:
        в  Российской  Федерации  -  Федеральная  миграционная  служба
    России;
        в Киргизской  Республике  -  Министерство  труда и  социальной
    защиты Киргизской Республики.
        2. Для  решения вопросов,  связанных с  выполнением настоящего
    Соглашения, полномочные органы создадут совместную рабочую группу,
    которая по  предложению  одного  из полномочных  органов  проводит
    заседания  поочередно   в   Российской   Федерации  и   Киргизской
    Республике.
        СТАТЬЯ  4.  1.  В  зависимости  от  ситуации  на  рынке  труда
    Российской Федерации  и Киргизской  Республики полномочные  органы
    ежегодно не  позднее 30  ноября будут  устанавливать  по взаимному
    согласию годовую численность трудящихся-мигрантов.
        2. В случае, если годовая  численность трудящихся-мигрантов не
    будет использована в  текущем году, ее  оставшаяся часть  не может
    быть использована в следующем календарном году.
        СТАТЬЯ  5.  1.  Порядок   привлечения  трудящихся-мигрантов  к
    трудовой  деятельности  на  территории   принимающего  государства
    определяется его законодательством.
        2. Въезд трудящегося-мигранта и членов его семьи на территорию
    принимающего  государства,   их  пребывание   и   выезд  из   него
    осуществляются   в   соответствии   с    законодательством   этого
    государства и с учетом его международных обязательств.
        3.   Полномочные   органы   в   пределах   своей   компетенции
    предпринимают необходимые меры для  ускорения выполнения процедур,
    связанных  с  оформлением  документов,  необходимых  для  трудовой
    деятельности  трудящихся-мигрантов   на  территории   принимающего
    государства.
        СТАТЬЯ 6. 1. Условия труда работников, осуществляющих трудовую
    деятельность в  соответствии  с пунктом  "а"  статьи 2  настоящего
    Соглашения,  регулируются   трудовым   договором  (контрактом)   и
    положениями настоящего Соглашения.
        2.   Условия   труда   работников,   осуществляющих   трудовую
    деятельность в  соответствии  с пунктом  "б"  статьи 2  настоящего
    Соглашения,    регулируются     законодательством     принимающего
    государства и положениями настоящего Соглашения.
        СТАТЬЯ  7.   1.  В   случае  расторжения   трудового  договора
    (контракта) в  связи  с  прекращением  работодателем  принимающего
    государства   своей   хозяйственной    деятельности,   сокращением
    численности  или  штата  на  работника,  осуществляющего  трудовую
    деятельность, в  соответствии с  пунктом "б"  статьи  2 настоящего
    Соглашения,  распространяются   льготы  и   компенсации,  согласно
    законодательству принимающего  государства  для высвобождаемых  по
    указанным  основаниям   работников.   Работодатель   предоставляет
    высвобождаемому работнику  средства,  достаточные для  возвращения
    его и членов  семьи к месту  постоянного жительства  в государстве
    выезда.
        2.   В    случае,   если    трудовые    отношения   работника,
    осуществляющего трудовую деятельность в соответствии с пунктом "б"
    статьи 2  настоящего  Соглашения  будут  прекращены  до  истечения
    установленного срока по  причинам, не  зависящим от  работника, он
    имеет  право  на  основе  заключения   нового  трудового  договора
    (контракта)  с   другим  работодателем   принимающего  государства
    продолжить трудовую деятельность  на территории  этого государства
    на  период  до   истечения  срока,   определенного  первоначальным
    трудовым договором (контрактом).
        3.  Перевод  работника  к  другому   работодателю  может  быть
    произведен только при условии согласия работника.
        СТАТЬЯ 8.  Порядок  возмещения  вреда,  причиненного  здоровью
    работника в  связи  с  его  трудовой деятельностью  в  принимающем
    государстве, осуществляется в соответствии с пунктом  "б" статьи 2
    настоящего  Соглашения,   регулируется   Соглашением  о   взаимном
    признании  прав  на  возмещение   вреда,  причиненного  работникам
    увечьем,  профессиональным  заболеванием  либо  иным  повреждением
    здоровья,  связанным  с  исполнением   им  трудовых  обязанностей,
    подписанном в г. Москве 9 сентября 1994 г.
        СТАТЬЯ    10.     Поскольку    настоящим     Соглашением    не
    предусматривается  иного,   к  отношениям,   являющимся  предметом
    настоящего  Соглашения,   применяются   положения   Соглашения   о
    сотрудничестве в  области трудовой  миграции  и социальной  защиты
    трудящихся-мигрантов, подписанного  в  г.  Москве 15  апреля  1994
    года.
        СТАТЬЯ 11. Настоящее Соглашение заключается сроком на пять лет
    и будет автоматически продлеваться каждый раз на один год, если ни
    одна из Сторон не заявит о своем намерении прекратить его действие
    путем письменного  уведомления не  менее чем  за шесть  месяцев до
    истечения соответствующего периода.
        В случае прекращения действия настоящего Соглашения разрешения
    на работу,  выданные  в  период  действия  настоящего  Соглашения,
    остаются в силе до истечения указанного в них срока.
        СТАТЬЯ 12. Настоящее Соглашение вступает в силу на 30-й день с
    даты   последнего    уведомления,    подтверждающего    выполнение
    внутригосударственных процедур, необходимых  для вступления  его в
    силу.
        Совершено в г.  Москве 28  марта 1996  г. в  двух экземплярах,
    каждый на  русском и  киргизском языках,  причем оба  текста имеют
    одинаковую силу.