РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 01.11.2001 N ГКПИ 2001-1560 О ПРИЗНАНИИ ЧАСТИЧНО НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ ПРИКАЗА ГТК РФ ОТ 09.06.2001 N 551

Согласно законодательству Российской Федерации некоторые товары, услуги, оборудование подлежат обязательной сертификации. Их список строго регламентирован и обязателен к исполнению. В России обязательная сертификация соответствия является разрешительной формой дорыночного контроля. Так же Вы можете получить сертификаты, которые входят в систему добровольной сертификации.

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                                РЕШЕНИЕ
                  от 1 ноября 2001 г. N ГКПИ 2001-1560
   
       Именем Российской Федерации
   
       Верховный Суд Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего
       судьи Верховного Суда                           Редченко Ю.Д.,
       при секретаре                                    Дончило В.В.,
       с участием прокурора                           Гончаровой Н.Ю.
       и адвоката                                   Афиногенова И.В.,
   
       рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское  дело  по
   жалобе   ООО   "Кориолла"  о  признании  недействительным  Приказа
   Государственного  таможенного  комитета  РФ  от  9  июня  2001  г.
   N   551    в    части   включения   коньячного   спирта   молодого
   (код ТН  ВЭД  2208 20 400 0) и коньячного спирта выдержанного (код
   ТН ВЭД 2208 20 890 0) в Перечень  алкогольной  и  спиртосодержащей
   пищевой продукции (Приложение к Приказу),
   
                              установил:
   
       ООО  "Кориолла" обратилось в Верховный Суд РФ с указанным выше
   требованием,    сославшись   на   то,    что   в  соответствии   с
   законодательством  Российской Федерации коньячный спирт не отнесен
   к  подакцизным  товарам и,  следовательно,  его импорт не подлежит
   лицензированию.
       Однако,  включив  коньячный  спирт  в Перечень  алкогольной  и
   спиртосодержащей продукции, Государственный таможенный комитет  РФ
   тем самым установил обязанность для юридических лиц,  занимающихся
   такой деятельностью, по получению соответствующей лицензии на ввоз
   указанного спирта на территорию Российской Федерации.
       Полагает,  что  ГТК  РФ  фактически  установил  своим Приказом
   обязанность, не предусмотренную каким-либо федеральным законом для
   юридических лиц, чем нарушил их права, в том числе и заявителя.
       В   судебном   заседании   представители   заявителя   адвокат
   Афиногенов  И.В.,  Двалишвили  Ш.С.   и  Двалишвили  З.И.   жалобу
   поддержали.
       Представители     заинтересованных     лиц    Государственного
   таможенного  комитета  РФ  Наумов А.А.,  Мыльцина С.В.  и Булычева
   И.В.,  Министерства юстиции РФ Ахвердиева Л.Ф., Министерства РФ по
   налогам  и сборам  Троицкая  Т.Ю.  и  Иванова  Г.Я.  с  жалобой не
   согласились   и  просили  об  оставлении  ее  без  удовлетворения,
   сославшись на то, что коньячный спирт относится к спиртосодержащей
   продукции,  а  деятельность,  связанная с производством и оборотом
   алкогольной и спиртосодержащей продукции, должна осуществляться на
   основании лицензий,  выдаваемых уполномоченными на то федеральными
   органами исполнительной власти.
       Выслушав  объяснения представителей заявителя,  представителей
   заинтересованных   лиц,   исследовав   материалы  дела  и заслушав
   заключение  прокурора  Генеральной прокуратуры РФ Гончаровой Н.Ю.,
   полагавшей   жалобу   удовлетворить,   Верховный   Суд  Российской
   Федерации   находит  ее  подлежащей  удовлетворению  по  следующим
   основаниям.
       В  соответствии  со  ст.   13  ГК  РФ  нормативные  акты,   не
   соответствующие закону  или иным правовым актам и нарушающие права
   и охраняемые законом интересы гражданина  или  юридического  лица,
   могут быть признаны судом недействительными.
       Как  установлено судом,  Приказом Государственного таможенного
   комитета РФ  от 9 июня 2001 г.  N 551 в целях реализации положений
   Федерального закона "О государственном регулировании  производства
   и   оборота   этилового  спирта,  алкогольной  и  спиртосодержащей
   продукции" и  обеспечения  единообразного  применения  таможенными
   органами  РФ  положений законодательства РФ был утвержден Перечень
   алкогольной и спиртосодержащей продукции (Приложение  к  Приказу),
   согласно  которому  коньячный  спирт  молодой  и  коньячный  спирт
   выдержанный отнесены  к  спиртосодержащей  пищевой  продукции  под
   указанными выше кодами.
       В  связи  с отнесением  коньячного  спирта  к спиртосодержащей
   пищевой  продукции  его  ввоз  на  территорию Российской Федерации
   согласно  законодательству  РФ  стал  возможен  лишь  на основании
   соответствующей лицензии.
       По утверждению представителей заявителя,  отнесение коньячного
   спирта к спиртосодержащей пищевой продукции не основано на законе,
   а  поэтому  Приказ  ГТК  РФ  в указанной  части  не может являться
   правомерным.
       Эти  утверждения  представителей заявителя материалами дела не
   опровергнуты.
       Не   представлено   каких-либо   убедительных   данных   в  их
   опровержение  и представителями заинтересованных лиц.  Более того,
   они  не  оспаривали  в суде  того  обстоятельства,  что до издания
   оспариваемого   Приказа   ввоз  коньячного  спирта  на  территорию
   Российской Федерации был возможен без получения на это лицензии.
       Анализ  содержания оспариваемого Приказа также свидетельствует
   о  его  несоответствии  в указанной  части  действующему  по этому
   вопросу законодательству РФ.
       При таких обстоятельствах,  по мнению суда, Приказ ГТК РФ от 9
   июня 2001 г. N 551, в части включения коньячного спирта молодого и
   выдержанного  в Перечень  алкогольной  и спиртосодержащей  пищевой
   продукции, не может быть признан законным.
       Довод   представителей   заинтересованных   лиц   о том,   что
   вышеназванные   коньячные   спирты   относятся  к спиртосодержащей
   пищевой   продукции,   а  поэтому  деятельность,   связанная  с их
   оборотом,   должна  осуществляться  на  основании  соответствующей
   лицензии, не может быть признан обоснованным.
       Согласно   ст. 2  Федерального   закона   "О   государственном
   регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной
   и спиртосодержащей пищевой продукции" под спиртосодержащей пищевой
   продукцией   понимается  пищевая  продукция  (в  том  числе  любые
   растворы,  эмульсии, суспензии и другие виды пищевой продукции, за
   исключением алкогольной продукции), произведенная с использованием
   этилового спирта,  произведенного из пищевого сырья, с содержанием
   этилового спирта более 1,5 процента объема готовой продукции.
       Из   содержания  приведенной  нормы  Закона  следует,   что  к
   спиртосодержащей   пищевой   продукции  относится  только  пищевая
   продукция, изготовленная с использованием этилового спирта.
       Коньячные    же    спирты    вырабатываются   из   виноградных
   виноматериалов  без  какого-либо  использования  этилового спирта,
   исходя   из   чего  они  по  технологии  производства,   физико  -
   химическому  составу  и органолептическим показателям не относятся
   ни   к алкогольной  продукции,   ни  к этиловому  спирту.   Данное
   обстоятельство    не   оспаривалось   в  суде   и  представителями
   заинтересованных  лиц.  Не  оспаривается оно и Министерством РФ по
   налогам и сборам в письменном отзыве на жалобу.
       Следовательно,    коньячные    спирты    по   своему   способу
   изготовления,    с    учетом   содержащегося   в  законе   понятия
   спиртосодержащей пищевой продукции (обязательное использование при
   ее  изготовлении  этилового  спирта),  не  могут  быть  отнесены к
   спиртосодержащей пищевой продукции.
       О  том,  что  коньячные спирты не относятся к спиртосодержащей
   продукции,  свидетельствует  и ст.  181 Налогового кодекса РФ,  из
   содержания  которой следует,  что подакцизными товарами признаются
   спирт  этиловый  из  всех  видов  сырья,   за  исключением  спирта
   коньячного,   спиртосодержащая   продукция  (растворы,   эмульсии,
   суспензии  и другие виды продукции в жидком виде) с объемной долей
   этилового спирта более 9 процентов.
       Из  содержания  ч.  2  ст.  1 Федерального закона "О сборах за
   выдачу лицензий и право на производство и оборот этилового спирта,
   спиртосодержащей  и алкогольной  продукции"  также следует,  что к
   спиртосодержащей продукции,  подлежащей лицензированию,  относятся
   любые  растворы,  эмульсии,  суспензии  и другие  виды продукции с
   объемной долей этилового спирта свыше 12 процентов,  содержащегося
   в готовой продукции, реализуемые организациями или поставляемые по
   импорту и облагаемые акцизами.
       Коньячные  спирты  акцизами при ввозе на территории Российской
   Федерации  не  облагаются  и в связи с этим,  согласно приведенной
   выше  норме  Закона,  не  могут  быть  отнесены к спиртосодержащей
   продукции.
       До  издания  оспариваемого  Приказа  не  относили  их  к такой
   продукции  и таможенные  органы  РФ,   о  чем  свидетельствует  то
   обстоятельство,  что  на  ввоз  коньячных  спиртов  на  таможенную
   территорию России лицензий не требовалось.
       Утверждение     представителей    заинтересованных    лиц    о
   необоснованности  ссылки заявителя на нормы Федерального закона "О
   сборах  за  выдачу  лицензий..."  также  не  может быть принято во
   внимание,  поскольку  данный  Закон  действует и утратившим силу в
   установленном  порядке не признан.  Кроме того,  положения данного
   Закона  в полной  мере  согласуются  и с требованиями Федерального
   закона  "О  государственном  регулировании  производства и оборота
   этилового  спирта,  алкогольной и спиртосодержащей продукции",  на
   который ссылались при этом представители заинтересованных лиц.
       Факт    наличия   этилового   спирта   в  коньячных   спиртах,
   получающегося при их изготовлении без использования произведенного
   этилового  спирта,  сам  по  себе  не  может  служить основанием к
   отнесению  их  к спиртосодержащей  пищевой  продукции,   поскольку
   законом они к таковой не отнесены и выделены в самостоятельный вид
   продукции с особыми условиями налогообложения, что нашло отражение
   и в Налоговом кодексе РФ.
       Другие  доводы,  на которые представители заинтересованных лиц
   ссылались в суде, также не могут быть признаны состоятельными.
       На основании изложенного и руководствуясь ст.  ст. 191 - 197 и
   239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации
   
                                решил:
   
       жалобу ООО "Кориолла" удовлетворить.
       Признать Приказ Государственного таможенного комитета РФ от  9
   июня  2001  г.  N 551 в части включения коньячного спирта молодого
   (код ТН ВЭД 2208 20 400 0) и коньячного спирта  выдержанного  (код
   ТН  ВЭД  2208  20 890 0) в Перечень алкогольной и спиртосодержащей
   продукции (Приложение к Приказу  ГТК  РФ)  недействительным  и  не
   подлежащим применению.
       Настоящее   решение   может   быть  обжаловано  в Кассационную
   коллегию Верховного Суда РФ в течение 10 дней со дня его вынесения
   в окончательной форме.
    

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                              ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                        от 29 декабря 2000 года
   
                                                      Дело N 89-Г00-6
   
       Судебная коллегия   по   гражданским   делам  Верховного  Суда
   Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего                            Кнышева В.П.,
       судей                                        Василевской В.П.,
                                                            Кебы Ю.Г.
   
       рассмотрела   в судебном  заседании  от  29  декабря  2000  г.
   гражданское  дело  по  заявлению  прокурора  Тюменской  области  о
   признании  недействующей ч.  2 ст.  13 Закона Тюменской области "О
   мировых   судьях  Тюменской  области"  по  кассационному  протесту
   прокурора  Тюменской области на решение Тюменского областного суда
   от  12 октября 2000 г.,  которым заявление прокурора оставлено без
   удовлетворения.
       Заслушав   доклад   судьи   Кебы  Ю.Г.,   выслушав  объяснения
   представителя  Тюменской областной Думы Дражиной И.В.,  заключение
   прокурора  Генеральной  прокуратуры  РФ Власовой Т.А.,  полагавшей
   решение оставить без изменения, Судебная коллегия
   
                              установила:
   
       Тюменской  областной Думой постановлением от 25 апреля 2000 г.
   принят Закон "О мировых судьях в Тюменской области".
       Прокурор  Тюменской  области  обратился  в суд  с заявлением о
   признании недействующей ч. 2 ст. 13 указанного Закона, ссылаясь на
   противоречие  ст.  10  Федеральному  закону  "О  мировых  судьях в
   Российской Федерации".
       Представители Тюменской областной Думы,  губернатора Тюменской
   области,  Тюменского  областного управления Судебного департамента
   при  Верховном Суде РФ возражали против заявления,  указывая,  что
   оспариваемые      положения      Закона     области     регулируют
   материально-техническое  обеспечение  деятельности мировых судей и
   федеральному законодательству не противоречат.
       Тюменским  областным судом постановлено указанное решение,  об
   отмене  которого  в кассационном протесте просит прокурор области,
   ссылаясь на неправильное применение норм материального права.
       Проверив  материалы  дела,  обсудив доводы протеста,  Судебная
   коллегия  по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ  не находит
   оснований к его удовлетворению.
       Принимая   решение   об   отказе   в удовлетворении  заявления
   прокурора  области,  суд  правильно  определил юридически значимые
   обстоятельства  и обоснованно  пришел  к выводу,  что оспариваемые
   положения  Закона  Тюменской  области не противоречат федеральному
   законодательству и приняты в пределах полномочий,  предоставленных
   Конституцией Российской Федерации субъекту федерации.
       Этот  вывод в решении мотивирован,  соответствует собранным по
   делу   доказательствам   и  требованиям   закона  и оснований  для
   признания его неправильным не установлено.
       Ссылка в протесте на то, что частью 2 ст.  13 Закона Тюменской
   области  "О мировых судьях в Тюменской области" на территориальное
   управление    федерального   государственного   органа   возложена
   обязанность    Законом    области    по   участию   в  организации
   материально-технического обеспечения  деятельности  мировых судей,
   несостоятельна.
       В соответствии с ч. 3 ст. 20 ФЗ "О мировых судьях в Российской
   Федерации"   от   17   декабря  1998  г.   материально-техническое
   обеспечение деятельности мировых судей осуществляют органы юстиции
   либо   органы   исполнительной  власти  соответствующего  субъекта
   Российской    Федерации    в   порядке,   установленном    законом
   соответствующего субъекта РФ.
       Установление ч.  2 ст.  13 Закона Тюменской области "О мировых
   судьях     Тюменской        области"          финансирования     и
   материально-технического обеспечения  деятельности  мировых  судей
   Тюменской  области  путем  взаимодействия  с правлением  Судебного
   департамента  при  Верховном  Суде  РФ  в  Тюменской  области   не
   противоречит   федеральному   законодательству  и  не  может  быть
   расценено  как возложение на федеральный орган законом субъекта РФ
   определенных    обязанностей.   В   данном   случае  оспариваемыми
   положениями  Закона  решен вопрос  осуществления  финансирования и
   материально-технического  обеспечения  деятельности  мировых судей
   области.
       Доводы  кассационного  протеста  на  то,  что  суд неправильно
   применил нормы материального права, также несостоятельны.
       Нарушений,  которые привели или могли привести к неправильному
   разрешению дела, не допущено.
       Дав   анализ  действующему  законодательству,   суд  правильно
   применил нормы материального и процессуального права,  и оснований
   к отмене решения не установлено.
       На основании изложенного и руководствуясь п.  1 ст.  305,  ст.
   306  ГПК РСФСР,  Судебная коллегия по гражданским делам Верховного
   Суда РФ
   
                              определила:
   
       решение  Тюменского  областного  суда  от  12  октября 2000 г.
   оставить  без  изменения,   кассационный  протест  (жалобу)  - без
   удовлетворения.