ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 6-100/2000 ОТ 11.01.2001 ПРИГОВОР ИЗМЕНЕН С ИСКЛЮЧЕНИЕМ ИЗ НЕГО УКАЗАНИЯ ОБ ОСУЖДЕНИИ ЗА ПОДСТРЕКАТЕЛЬСТВО К СОВЕРШЕНИЮ УБИЙСТВА, О НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ С УЧЕТОМ ОСОБО АКТИВНОЙ РОЛИ ОСУЖДЕННЫХ В СОВМЕСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

Согласно законодательству Российской Федерации некоторые товары, услуги, оборудование подлежат обязательной сертификации. Их список строго регламентирован и обязателен к исполнению. В России обязательная сертификация соответствия является разрешительной формой дорыночного контроля. Так же Вы можете получить сертификаты, которые входят в систему добровольной сертификации.

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                                   
                              ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                        от 11 января 2001 года
   
                                                     Дело N 6-100/2000
   
       Военная   коллегия  Верховного  Суда  Российской  Федерации   в
   составе:
   
       председательствующего -             генерал-лейтенанта юстиции
                                                        Уколова А.Т.,
       судей -                                 генерал-майора юстиции
                                                       Захарова Л.М.,
                                               генерал-майора юстиции
                                                   Петроченкова А.Я.,
   
       рассмотрев  в заседании 11 января 2001 года уголовное  дело  по
   кассационным  жалобам  осужденных З. и Ш., их  защитников-адвокатов
   Кардакова Г.Г. и Сологуба В.И., а также адвоката Перепятько М.Ф.  в
   интересах  осужденного  О.,  на приговор  Ленинградского  окружного
   военного суда от 1 июня 2000 года, согласно которому гражданин  О.,
   родившийся  26  августа 1976 года в г. Новороссийске Краснодарского
   края,  ранее не судимый, осужден по ст. ст. 105, ч. 2, п. "к",  30,
   ч.  1  и  159,  ч. 3, п. "б", УК РФ к 13 и 5 годам лишения  свободы
   соответственно,  за приготовление к мошенничеству  без  конфискации
   имущества,  а  по  совокупности  совершенных  преступлений,   путем
   частичного  сложения  назначенных наказаний,  к  15  годам  лишения
   свободы,  без  конфискации  имущества,  с  отбыванием  наказания  в
   исправительной  колонии строгого режима; гражданин  З.,  родившийся
   31   января   1967  года  в  г.  Минске,  ранее   не   судимый,   и
   военнослужащий  войсковой  части 5134 - капитан  Ш.,  родившийся  7
   июля  1969  года  в  г.  Тихорецке Краснодарского  края,  ранее  не
   судимый,  проходивший военную службу в качестве офицера  с  февраля
   1993  года по декабрь 1999 года, осуждены оба по ст. ст. 33, ч.  ч.
   3,  4  и 105, ч. 2, п. "к", 30, ч. 1 и 159, ч. 3, п. "б", УК РФ,  а
   З.  еще  и  по ст. ст. 158, ч. 2, п. "г" и 325, ч. 2, УК РФ:  З.  -
   соответственно к 14, 5, 3 годам лишения свободы и штрафу в  размере
   100  минимальных  размеров оплаты труда,  составляющих  сумму  8349
   рублей,   за   приготовление   к  мошенничеству   без   конфискации
   имущества,  за  кражу  без  штрафа, а по  совокупности  совершенных
   преступлений,  путем частичного сложения назначенных  наказаний,  к
   17  годам лишения свободы, без конфискации имущества, со штрафом  в
   сумме   8349   рублей,   с   отбыванием   основного   наказания   в
   исправительной колонии строгого режима; Ш. - соответственно к 13  и
   5  годам  лишения  свободы, за приготовление  к  мошенничеству  без
   конфискации  имущества, а по совокупности совершенных преступлений,
   путем   частичного  сложения  назначенных  наказаний,  к  16  годам
   лишения  свободы, без конфискации имущества, с отбыванием наказания
   в исправительной колонии строгого режима.
       В  то  же время З. оправдан по ст. 222, ч. 4, УК РФ, а Ш. -  по
   ст.  158,  ч. 2, п. п. "а", "в", "г", УК РФ. Судом также  разрешены
   гражданские иски потерпевших.
       Заслушав  доклад  генерал-майора  юстиции  Петроченкова   А.Я.,
   объяснения  защитников-адвокатов Сологуба В.И. и Кардакова  Г.Г.  в
   обоснование   доводов  кассационных  жалоб,  а   также   заключение
   старшего  военного прокурора управления Главной военной прокуратуры
   полковника   юстиции  Осипова  В.Ю.,  предложившего  исключить   из
   приговора  в  отношении З. и Ш. п. 4 ст. 33 УК РФ,  а  в  остальной
   части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы -  без
   удовлетворения, Военная коллегия
   
                              установила:
   
       О.  признан  виновным  в убийстве с целью облегчить  совершение
   мошенничества   и  в  приготовлении  к  мошенничеству   в   крупных
   размерах.
       З.  и Ш. признаны виновными в подстрекательстве и в организации
   этого   убийства,  в  приготовлении  к  мошенничеству   в   крупных
   размерах,  а З. еще в краже с причинением потерпевшим значительного
   ущерба и в похищении у гражданина важного личного документа.
       Согласно  приговору эти преступления осужденные  совершили  при
   следующих обстоятельствах.
       В  августе  1999 года З. и Ш. договорились между  собой  лишить
   жизни офицера М. с тем, чтобы противоправно завладеть выданным  ему
   жилищным сертификатом стоимостью 207936 рублей и получить  по  нему
   деньги.
       Организацию  убийства  они  взяли  на  себя,  а  само  убийство
   заказали О.
       О.,  будучи  одновременно осведомленным ими  о  цели  убийства,
   согласился  выполнить  объективную сторону  преступления  за  часть
   денег, которые З. и Ш. намеревались получить преступным путем.
       Вечером  24  августа  того  же  года  З.  и  Ш.,  действуя   по
   намеченному  ими  плану,  прибыли к М.  в  общежитие,  напоили  его
   принесенными  З. спиртными напитками, пьяным вывезли на  автомобиле
   Ш. за город, в то место, где их ожидал О. на своей автомашине.
       Там О. одел на М. приготовленные заранее наручники, совместно с
   З.  и Ш. перетащил потерпевшего в свою машину, перевез его в другое
   место и убил с помощью ножа и других имевшихся предметов насилия.
       З.  же  перед  тем, как передать М. О., завладел удостоверением
   личности  потерпевшего, а после в сопровождении  Ш.  возвратился  в
   его комнату, в общежитие, за сертификатом и также противоправно  им
   завладел.
       Тогда  же  З.  тайно похитил находившиеся вместе с сертификатом
   деньги  офицера Е. в сумме 1500 рублей, а также куртку убитого  той
   же стоимостью, причинив потерпевшим значительный ущерб.
       Днем  25 августа З. и Ш. из удостоверения личности М. устранили
   его  фотографию  и вместо этой фотографии приложили фотографию  О.,
   который  в  тот  же  день был сфотографирован в  офицерской  форме,
   предоставленной Ш.
       После  этого  З. с видоизмененным документом и сертификатом  М.
   прибыл  к  гр-ну  Безменову с тем, чтобы через  него  и  его  жену,
   работающую в банке, получить деньги по сертификату. Однако  хищение
   не  было  доведено  до  конца, поскольку  Безменов  засомневался  в
   подлинности  волеизъявления владельца сертификата  и  достаточности
   самих  документов. Сами осужденные после обнаружения трупа  убитого
   были   вынуждены  отказаться  от  своего  намерения  по  завладению
   деньгами   и  З.  уничтожил  сертификат  и  удостоверение  личности
   офицера М.
       В   кассационной  жалобе  защитник  осужденного  О.  -  адвокат
   Перепятько М.Ф. просит приговор изменить, применить к О. ст. 64  УК
   РФ,  снизить  назначенное ему наказание, принять новое  решение  по
   иску,  вопрос  о  возмещении  ущерба  передать  на  рассмотрение  в
   порядке гражданского судопроизводства.
       В  обоснование своей просьбы адвокат Перепятько М.Ф.  ссылается
   на  то, что О. активно способствовал раскрытию преступлений, явился
   с   повинной,  характеризовался  положительно,  несудим,   страдает
   бронхиальной   астмой,  потерпевшая  не  представила  доказательств
   понесенных материальных расходов и причиненного морального вреда.
       Осужденные  Ш.  и  З., их защитники-адвокаты  Кардаков  Г.Г.  и
   Сологуб   В.И.   просят  приговор  отменить,  дело   направить   на
   дополнительное  расследование (предложение  трех  первых)  либо  на
   новое судебное рассмотрение (предложение адвоката Сологуба В.И.).
       При  этом  осужденный З. указывает на то, что виновен только  в
   попытке  незаконно  получить деньги по  жилищному  сертификату  М.,
   который  ему вместе со своей фотокарточкой передал О. Было  это  25
   августа  1999  года.  Удостоверение  личности  ему  отдал  сам   М.
   накануне вечером. К убийству М., краже его куртки и денег Е. он  не
   причастен.   Эти   преступления   совершить   не   мог,   поскольку
   воспитывался  в  семье военнослужащего, незадолго  до  происшедшего
   проходил  службу, был старшим офицером, воспитателем, участвовал  в
   боевых  действиях  в  Чечне.  С  Ш.,  который  продолжал  проходить
   службу,  поддерживал  только дружественные  отношения.  О.,  бывший
   солдат   срочной  службы,  находился  в  подчинении  Ш.,   оговорил
   последнего  и его в организации убийства М. Сделал это в  ответ  на
   их  изобличающие  показания и под воздействием работников  милиции.
   Органы следствия не проверили версию возможного участия других  лиц
   в  убийстве,  краже куртки и денег. Необходимости перевозить  М.  с
   одного  места  на  другое не было. Следы перевозки  потерпевшего  в
   автомашине  О. выявлены не были. Не все названные О. насильственные
   действия  в  отношении потерпевшего нашли отражение в последствиях,
   зафиксированных   судебно-медицинским   экспертом.   Принадлежность
   окурка  сигареты, обнаруженного на месте убийства, не  установлена.
   А  кража  денег у Е. и куртки в отсутствие М. обнаружены  в  разные
   дни.
       Осужденный  Ш. указывает на то, что вмененные ему  преступления
   он  не  совершал, и ссылается на те же, что и З., доводы об оговоре
   его О., на неполноту следствия.
       Одновременно  З.  и Ш. указывают на то, что в постановлениях  о
   предъявлении    им    обвинений    органы    следствия    исправили
   квалифицирующий признак, предусмотренный пунктом "б" ч. 3  ст.  159
   УК  РФ,  и  не  оговорили  это, а З. и на  то,  что  судом  неполно
   выяснены  данные о его личности и состоянии здоровья. Ш. напоминает
   о том, что он имеет двоих детей, жилья при увольнении не получил.
       Адвокаты Кардаков Г.Г. и Сологуб В.И. указывают на то,  что  О.
   мог  оговорить З. и Ш. в организации убийства М. и приготовлении  к
   мошенничеству, это требовало проверки версии о причастности  других
   лиц к этим преступлениям, а также вытекающих отсюда вопросов.
       Потерпевшая М. в своем возражении на кассационные жалобы просит
   приговор в целом и решение по искам оставить без изменения.
       Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные
   в  кассационных жалобах, Военная коллегия находит, что О., З. и  Ш.
   обоснованно осуждены за инкриминируемые преступления.
       Осужденный  О.  в  суде,  как  и на предварительном  следствии,
   признал  себя  виновным в убийстве М. по заказу З. и  Ш.  и  привел
   изложенные выше обстоятельства совершения ими преступлений.
       Это же подтверждается и в жалобе защитника О.
       Названные О. место убийства, орудия преступления согласуются  с
   данными  проверки  его  показаний на местности,  протокола  осмотра
   места происшествия и обнаружения там трупа М., заключением судебно-
   медицинского   эксперта   о  характере  насилия,   примененного   в
   отношении потерпевшего.
       Показания  О.  о  причастности к  убийству  З.  и  Ш.,  которые
   склонили   его  на  это  преступление  и  организовали   совершение
   такового, усматриваются из показаний самих З. и Ш. в суде.
       Из  этих  показаний следует, что договорившись  между  собой  о
   преступном завладении деньгами по жилищному сертификату М., они  20
   августа   1999   года  вовлекли  в  свою  группу   бывшего   своего
   подчиненного  О.,  а в ночь на 25 августа того же  года  "уступили"
   ему М., который пребывал с ними в одной автомашине.
       Характер  действий З. и Ш. перед вывозом его с места жительства
   и  передачей О. раскрыл в суде потерпевший Е., который показал, что
   вечером  24  августа З. и Ш. прибыли в комнату, где  проживает  он,
   Е.,  и  М.  Под видом рождения ребенка у жены Ш. оба стали спаивать
   М.  принесенными  с собой спиртными напитками. В  то  же  время  Ш.
   упросил  М.  показать полученный тем днем того  же  числа  жилищный
   сертификат,  а З. стал предлагать свои услуги в получении  по  нему
   денег.  После  этого  они  увезли с собой  пьяного  М.,  якобы  для
   отыскания  квартиры сослуживца Мотина. Перед оставлением  общежития
   М.  отдал  ему,  Е., для сохранения интересуемый З. и  Ш.  жилищный
   сертификат, а он положил его в сумку к своим деньгам, полученным  в
   качестве  довольствия в сумме 1500 рублей. Обратно М. не  вернулся.
   Вместо  него  той  же  ночью и утром 25 августа  в  комнату  дважды
   заходил  З.  Другое  сопровождавшее З.  ночью  лицо,  оставалось  в
   коридоре.  Тогда  же у него, Е., были похищены жилищный  сертификат
   М.  и  его деньги в упомянутой сумме. Через несколько дней приехала
   жена М. и обнаружила кражу куртки мужа.
       Вместе с этим Е. пояснил, что ранее З. и Ш. у них в комнате  не
   появлялись,  интереса  к ним не проявляли, спиртными  напитками  не
   угощали,  24  августа и после жена Ш. оставалась беременной,  место
   жительства  сослуживца Мотина З. знал хорошо, об оставлении  (им  и
   Ш.) М. на "попечение" третьего лица З. и Ш. умолчали.
       Приведенные Е. данные З. и Ш. в суде не оспаривали, как и  того
   факта, что оставили М. вместе с О.
       Ш., кроме того, признался в том, что сопровождал З. в общежитие
   после  изоляции М. и видел, как тот входил в комнату к  отдыхавшему
   Е.  Он  же,  Ш.,  изобличил в суде З. в том, что тот  путем  обмана
   завладел  удостоверением личности М. Указал, что было это во  время
   следования их троих от общежития, перед "встречей" с О.
       Оба  осужденных (З. и Ш.), как это видно из протокола судебного
   заседания,  не оспаривали в суде и того, что днем 25 августа  имели
   при  себе жилищный сертификат и удостоверение личности на  имя  М.,
   фотографию   О.   в  офицерской  форме  для  замены   имевшейся   в
   удостоверении.  З. и О., в свою очередь, заявили о том,  что  форму
   для   фотографирования  О.  предоставил   Ш.,   который   затем   и
   сопровождал О. в фотографию.
       Что  касается  З.,  то  он не отрицал и  сделанной  им  попытки
   получить  деньги  по  сертификату  с  использованием  удостоверения
   личности М. и фотографии О.
       Предпринятые З. действия по завладению указанной в  сертификате
   суммы  207936  рублей  усматриваются также из  показаний  свидетеля
   Безменова,   который   также  пояснил,   что   отказал   в   помощи
   предъявителю   документов   потому,   что   засомневался    в    их
   достаточности и подлинности волеизъявления их владельца.
       Анализируя показания всех осужденных, их фактические  действия,
   время  совершения  таковых каждым из них, суд правильно  за  основу
   принял  показания  осужденного О. о том, что он  не  знал  о  месте
   жительства М., о хранении последним сертификата у сослуживца Е.,  о
   нахождении  удостоверения  личности потерпевшего  у  З.  и  не  мог
   завладеть  названными документами в связи с этим и  отведенной  ему
   ролью.
       Приведенные данные о главной роли З. и Ш. в завладении денег по
   сертификату  М.  раскрывают  таковую  и  в  убийстве  потерпевшего,
   свидетельствуют о правдивости показаний О. о выполнении  им  заказа
   на  убийство  за  обещанные  в качестве вознаграждения  две  тысячи
   долларов США.
       Это  же  усматривается из перехваченной  записки  З.  к  О.,  в
   который  первый  ориентировал О. на дачу  показаний  следователю  о
   достигнутой  между ними троими договоренности на хищение  денег  по
   сертификату, без лишения жизни потерпевшего.
       Предшествующее этому желание З. и Ш. уйти от ответственности  в
   целом   содержится  в  исследованных  судом  показаниях  обоих   на
   предварительном  следствии о том, что  М.  в  ночь  на  25  августа
   оставил  их ради женщины, что был похищен у них группой лиц,  путем
   нападения.
       Изобличающие показания потерпевшего Е., свидетеля  Безменова  и
   самого   О.   вынудили  их  в  суде  признать  себя   виновными   в
   приготовлении  к мошенничеству в крупном размере,  но  не  оставили
   попытки уйти от ответственности за основное преступление,  а  З.  и
   за сопутствующие ему.
       Суд   дал  правильную  оценку  приведенным  доказательствам   о
   совершении  З.  и Ш. вмененных преступлений, обоснованно  пришел  к
   выводу  о  том, что сохранение жизни М. не входило в  их  интересы,
   поскольку  лишало  самой возможности реализовать основную  цель  по
   хищению денег по сертификату.
       Превышение О. заказанных ему действий по удержанию М. у себя на
   даче,  на что также ссылались в суде З. и Ш., было также невозможно
   в  силу  его  зависимого положения и не согласуется с  дополняющими
   друг    друга   фактическими   действиями   всех   осужденных    со
   стремительным развитием событий.
       Утверждения  З.  и Ш. в жалобах об оговоре их О. несостоятельны
   по изложенным выше обстоятельствам.
       Убийство  О.  М.  в  том  месте, которое  выбрано  исполнителем
   преступления,   не   меняет   существо   содеянного,   а   отражает
   безопасность самих действий.
       Обнаружение  на месте убийства окурка сигареты неустановленного
   лица и отсутствие в автомобиле О. видимых следов пребывания там  М.
   не  порочат  показаний  О. о совершенном им убийстве,  о  перевозке
   потерпевшего к месту убийства с помощью наручников, которые и  были
   обнаружены на трупе убитого.
       Установление   кражи  куртки  убитого  после  кражи   денег   у
   потерпевшего  Е.  объясняется тем вниманием, которое  было  придано
   выяснению   обстоятельств  завладения  сертификатом,   находившемся
   вместе с этими деньгами.
       Данные  о  состоянии  здоровья  осужденных  проверялись   путем
   проведения   О.  судебно-психиатрической  экспертизы,  исследования
   послужных  и иных документов на З. и Ш. Оснований усомниться  в  их
   физической и психической полноценности не было.
       Достаточность собранных по делу доказательств для признания О.,
   З.  и  Ш.  виновными  в инкриминируемых преступлениях  сомнений  не
   вызывает.
       Правовая   оценка   действиям  О.,   являвшегося   исполнителем
   заказного  убийства,  совершившего его с  целью  облегчить  хищение
   путем  мошенничества  в  крупных размерах и  предпринявшего  другие
   действия для реализации поставленной цели по ст. ст. 105, ч. 2,  п.
   "к", 30, ч. 1 и 159, ч. 3, п. "б", УК РФ дана правильно.
       Также правильно по ст. ст. 33, ч. 3 и 105, ч. 2, п. "к", 30, ч.
   1  и  159, ч. 3, п. "б" УК РФ квалифицированны и действия З. и  Ш.,
   организовавших  убийство с той же целью, а затем лично  выполнивших
   иные   приготовительные  действия  к  совершению  мошенничества   в
   крупных размерах.
       Необходимость квалификации остальных приведенных действий З. по
   ст.  325,  ч.  2  и  158,  ч. 2, п. "г", УК РФ  вытекает  из  факта
   похищения  им  важного  личного  документа  гражданина  и   тайного
   хищения   чужого  имущества,  повлекшего  причинение  значительного
   ущерба  потерпевшим.  Последнее усматривается из  их  материального
   положения.
       В  то  же  время из приговора подлежит исключению  указание  об
   осуждении  З.  и Ш. за подстрекательство к совершению  убийства,  о
   назначении  им  наказания  с  учетом  их  особо  активной  роли   в
   совершении совместных преступлений.
       Первая корректива вносится в связи с тем, что все действия З. и
   Ш.  по  соучастию в убийстве охватываются вмененной им ч. 3 ст.  33
   УК  РФ, органы предварительного следствия п. 4 той же статьи никому
   из  них, как обвинение, не предъявляли, а обвиняли в организации  и
   пособничестве. Суд же, перейдя с п. 5 на п. 4 ст. 33 УК  РФ,  вышел
   за пределы предъявленного обвинения.
       Вторая корректива обусловливается той же организующей ролью  З.
   и  Ш.  в  убийстве потерпевшего и последующих действий и  не  могла
   одновременно вменяться как отягчающее обстоятельство.
       Мера  наказания  О.,  З. и Ш. назначена  с  учетом  содеянного,
   данных  о  их  личности, семейного положения, а  О.  с  учетом  тех
   смягчающих  обстоятельств,  которые  приведены  его  защитником   в
   жалобе.
       Оснований  для снижения наказания кому-либо из них по  делу  не
   усматривается.  Не  являются  таковыми  и  внесенные   в   приговор
   уточнения.
       Решения  суда  по  искам  потерпевших обусловлены  совершенными
   осужденными преступлениями.
       Возмещение   морального  вреда  за  убийство  основывается   на
   доказательствах  самого  убийства,  а  присужденные  ко   взысканию
   расходы  на  захоронение убитого являются минимальными.  Документы,
   подтверждающие материальные затраты, имеются в деле.
       Проставление      чернилом      квалифицирующего      признака,
   предусмотренного  п.  "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ,  в  постановлениях  о
   предъявлении  обвинения осужденным хотя и имело  место,  однако  не
   может  являться основанием для отмены приговора, не свидетельствует
   о  расширении  обвинения, поскольку из содержания  этих  документов
   усматривается,  что,  формулируя  обвинение  каждому  из  них,  суд
   указал,  что  они  готовились  совершить  мошенничество  в  крупном
   размере.  Этот  размер  хищения  упомянутым  способом  предполагает
   квалификацию содеянного по пункту "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ.
       Сами  осужденные  и их защитники не акцентировали  внимание  на
   сделанные  исправления во время предъявлении  им  обвинения  и  при
   ознакомлении  их  с  материалами  дела  в  суде,  признавали   себя
   виновными в приготовлении к мошенничеству в крупных размерах.
       К тому же нельзя уяснить мотивы и авторство самих исправлений.
       В силу изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, п. 4, УПК
   РСФСР, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
   
                              определила:
   
       приговор Ленинградского окружного военного суда от 1 июня  2000
   года в отношении О. оставить без изменения.
       Этот же приговор в отношении Ш. и З. изменить:
       исключить   из   приговора  указание   об   осуждении   их   за
   подстрекательство к совершению убийства, о назначении им  наказания
   с учетом их особо активной роли в совместных преступлениях.
       В  остальной  части приговор в отношении З. и Ш.  оставить  без
   изменения,   а  их  кассационные  жалобы,  жалобы  их   защитников-
   адвокатов  Кардакова  Г.Г. и Сологуба В.И. и защитника  осужденного
   О. - адвоката Перепятько М.Ф. - без удовлетворения.
   
                                                                 Судья
                                                       Верховного Суда
                                                  Российской Федерации
                                                 генерал-майор юстиции
                                                       А.Я.ПЕТРОЧЕНКОВ
                                                                      
                                                             Секретарь
                                                          Л.Н.КОРНЕЕВА
    

По состоянию на ноябрь 2007 года
     МЕЖДУНАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА

                             КОНВЕНЦИЯ N 34
                          О ПЛАТНЫХ БЮРО НАЙМА

                      (Женева, 29 июня 1933 года)

       Генеральная конференция Международной организации труда,
       созванная в  Женеве  Административным  советом  Международного
   бюро  труда  и  собравшаяся  8  июня 1933 года на свою семнадцатую
   сессию,
       постановив принять  ряд предложений о платных бюро найма,  что
   является первым пунктом повестки дня сессии,
       решив придать этим предложениям форму международной конвенции,
       принимает сего  двадцать  девятого  дня  июня  месяца   тысяча
   девятьсот тридцать третьего года нижеследующую Конвенцию,  которая
   будет именоваться Конвенцией 1933 года  о  платных  бюро  найма  и
   которая  подлежит  ратификации  членами  Международной организации
   труда  в   соответствии   с   положениями   Устава   Международной
   организации труда:

                                Статья 1

       1. В  целях настоящей Конвенции выражение "платное бюро найма"
   означает:
       a) бюро найма,  имеющие коммерческие цели,  т.е.  всякое лицо,
   общество,  учреждение,  агентство или другая организация, служащая
   посредником   для   устройства   на  работу  трудящегося  или  для
   обеспечения рабочей силой предпринимателя,  с целью  получения  от
   такого   трудящегося  или  предпринимателя  прямой  или  косвенной
   материальной выгоды; это определение не распространяется на газеты
   или другие издания,  за исключением тех, единственная или основная
   цель которых заключается  в  том,  чтобы  действовать  в  качестве
   посредника между предпринимателями и трудящимися;
       b) бюро найма,  не имеющие  коммерческих  целей,  т.е.  службы
   найма  любой  компании,  учреждения,  агентства  или  любой другой
   организации,  которые,  не  преследуя  цели  материальной  выгоды,
   взимают  с  предпринимателя  или с трудящегося за указанные услуги
   вступительный или периодический взнос или любой другой сбор.
       2. Настоящая  Конвенция  не  распространяется на устройство на
   работу моряков.

                                Статья 2

       1. Платные бюро  найма,  которые  имеют  коммерческие  цели  и
   которые упомянуты в подпункте "a" пункта 1 статьи 1, ликвидируются
   в течение трехлетнего срока,  начиная со  дня  вступления  в  силу
   настоящей    Конвенции    в   отношении   соответствующего   члена
   Организации.
       2. В течение срока, предшествующего этой ликвидации:
       a) не создается новых платных бюро найма, имеющих коммерческие
   цели;
       b) платные бюро найма,  имеющие  коммерческие  цели,  подлежат
   контролю  компетентного  органа  власти  и  могут  взимать сборы и
   восстанавливать расходы только согласно тарифу, одобренному данным
   компетентным органом власти.

                                Статья 3

       1. В  исключительных  случаях  компетентный орган власти может
   разрешить  изъятия  из  положений  пункта  1  статьи  2  настоящей
   Конвенции,    но    только   после   проведения   консультаций   с
   заинтересованными организациями предпринимателей и трудящихся.
       2. В силу настоящей статьи изъятия допускаются исключительно в
   отношении   бюро,    занимающихся    трудоустройством    категорий
   трудящихся,  точно  определенных  национальным законодательством и
   принадлежащих   к   профессиям,    в    которых    трудоустройство
   осуществляется в особых условиях, оправдывающих такие изъятия.
       3. Создание новых платных бюро найма не  будет  разрешаться  в
   силу    настоящей   статьи   по   истечении   трехлетнего   срока,
   предусмотренного статьей 2.
       4. Каждое платное бюро найма, в отношении которого допускается
   изъятие в силу настоящей статьи:
       a) подлежит контролю компетентного органа власти;
       b) обязано   иметь   годовую   лицензию,   возобновляемую   по
   усмотрению   компетентного  органа  власти  в  течение  срока,  не
   превышающего десяти лет;
       c) может   взимать  сборы  и  восстанавливать  расходы  только
   согласно тарифу, одобренному компетентным органом власти;
       d) может  устраивать  на  работу  или  набирать  трудящихся за
   границей только в том случае,  если оно имеет на это разрешение  в
   силу своей лицензии и при условии, что эти операции производятся в
   рамках соглашения между заинтересованными странами.
       Платные бюро  найма,  которые  не  имеют  коммерческой  цели и
   которые упомянуты в подпункте "b" пункта 1 статьи 1:
       a) обязаны  иметь  разрешение от компетентного органа власти и
   подлежат его контролю;
       b) не  могут взимать сборы,  превышающие тариф,  установленный
   компетентным  органом  власти,  со  строгим  учетом  произведенных
   расходов;
       c) могут устраивать  на  работу  или  набирать  трудящихся  за
   границей только в том случае,  если они получили на это разрешение
   от компетентного органа власти и при  условии,  что  эти  операции
   производятся в рамках соглашения между заинтересованными странами.

                                Статья 4

       Платные бюро  найма,  которые  упомянуты  в статье 1 настоящей
   Конвенции,  а  также  любое  другое  лицо,  компания,  учреждение,
   агентство или  другая  частная  организация,  обычно  занимающаяся
   трудоустройством,  даже если она не преследует  цели  материальной
   выгоды, обязаны представлять компетентному органу власти заявление
   с  указанием  о  том,  является  ли  их   служба   трудоустройства
   бесплатной или платной.

                                Статья 5

       В отношении  всякого нарушения положений предыдущих статей или
   вводящего   их   в    действие    законодательства    национальное
   законодательство  предусматривает  соответствующие санкции,  в том
   числе  аннулирование  в  соответствующем   случае   лицензий   или
   разрешений, предусмотренных Конвенцией.

                                Статья 6

       В ежегодных   докладах,   представляемых   в   соответствии  с
   положениями статьи  22  Устава  Международной  организации  труда,
   приводятся все необходимые сведения об отступлениях, разрешенных в
   силу статьи 3.

                                Статья 7

       Официальные документы  о   ратификации   настоящей   Конвенции
   согласно   положениям   Устава   Международной  организации  труда
   направляются Генеральному директору Международного бюро труда  для
   регистрации.

                                Статья 8

       1. Настоящая    Конвенция    связывает   только   тех   членов
   Международной  организации  труда,  чьи  документы  о  ратификации
   зарегистрированы в Международном бюро труда.
       2. Она вступает в силу через двенадцать  месяцев  после  того,
   как  Генеральный  директор  зарегистрирует документы о ратификации
   двух членов Организации.
       3. Впоследствии   настоящая   Конвенция   вступает  в  силу  в
   отношении каждого члена Организации через двенадцать месяцев после
   даты регистрации его документа о ратификации.

                                Статья 9

       Как только   в   Международном   бюро  труда  зарегистрированы
   документы о  ратификации  двух  членов  Международной  организации
   труда,  Генеральный директор Международного бюро труда извещает об
   этом  всех  членов  Международной  организации  труда.  Он   также
   извещает   их   о   регистрации  всех  документов  о  ратификации,
   полученных им впоследствии от других членов Организации.

                               Статья 10

       1. Любой   член   Организации,   ратифицировавший    настоящую
   Конвенцию,  может  по истечение десятилетнего периода с момента ее
   первоначального вступления в  силу  денонсировать  ее  посредством
   акта    о   денонсации,   направленного   Генеральному   директору
   Международного бюро труда  и  зарегистрированного  им.  Денонсация
   вступает  в  силу  через год после регистрации акта о денонсации в
   Международном бюро труда.
       2. Каждый   член   Организации,   ратифицировавший   настоящую
   Конвенцию,  который в годичный срок  по  истечении  упомянутого  в
   предыдущем  пункте  десятилетнего  периода  не воспользуется своим
   правом на денонсацию,  предусматриваемым в настоящей статье, будет
   связан  на  следующий  период  в  десять лет и впоследствии сможет
   денонсировать   настоящую   Конвенцию   по    истечении    каждого
   десятилетнего периода в порядке, определенном в настоящей статье.

                               Статья 11

       Каждый раз,  когда  Административный Совет Международного бюро
   труда  считает  это  необходимым,  он   представляет   Генеральной
   конференции  доклад  о  применении  настоящей  Конвенции и решает,
   следует ли включать в повестку дня Конференции вопрос о ее  полном
   или частичном пересмотре.

                               Статья 12

       1. В   случае,   если   Конференция  примет  новую  конвенцию,
   полностью или частично  пересматривающую  настоящую  Конвенцию,  и
   если в новой конвенции не предусмотрено обратное, то:
       a) ратификация    каким-либо   членом    Организации    новой,
   пересматривающей   конвенции   повлечет  за  собой  автоматически,
   независимо  от  положений  статьи   11,   немедленную   денонсацию
   настоящей  Конвенции  при  условии,  что  новая,  пересматривающая
   конвенция вступила в силу;
       b) начиная  с  даты вступления в силу новой,  пересматривающей
   конвенции настоящая Конвенция закрыта для ратификации  ее  членами
   Организации.
       2. Настоящая Конвенция остается во всяком  случае  в  силе  по
   форме и содержанию в отношении тех членов Организации,  которые ее
   ратифицировали,  но  не  ратифицировали  новую,   пересматривающую
   конвенцию.

                               Статья 13

       Французский и  английский  тексты  настоящей  Конвенции  имеют
   одинаковую силу.




                           СПИСОК РАТИФИКАЦИЙ
             КОНВЕНЦИИ N 34 МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА
                         "О ПЛАТНЫХ БЮРО НАЙМА"
                      (ЖЕНЕВА, 29 ИЮНЯ 1933 ГОДА)

                 (по состоянию на 31 декабря 2001 года)

   -------------------------T-------------------T-------------------¬
   ¦      Государство       ¦ Дата регистрации  ¦        Дата       ¦
   ¦                        ¦     грамоты       ¦     денонсации    ¦
   ¦                        ¦   о ратификации   ¦                   ¦
   +------------------------+-------------------+-------------------+
   ¦Аргентина               ¦    14.03.1950     ¦   19.09.1996 <1>  ¦
   ¦Болгария                ¦    29.12.1949     ¦                   ¦
   ¦Испания                 ¦    27.04.1935     ¦   05.05.1971 <1>  ¦
   ¦Мексика                 ¦    21.02.1938     ¦   01.03.1991 <1>  ¦
   ¦Норвегия                ¦    04.07.1949     ¦   29.06.1950 <1>  ¦
   ¦Словакия                ¦    01.01.1993     ¦                   ¦
   ¦Турция                  ¦    27.12.1946     ¦   23.01.1952 <1>  ¦
   ¦Финляндия               ¦    13.01.1936     ¦   22.12.1951 <1>  ¦
   ¦Чешская Республика      ¦    01.01.1993     ¦   09.10.2000 <2>  ¦
   ¦Чили                    ¦    18.10.1935     ¦                   ¦
   ¦Швеция                  ¦    01.01.1936     ¦   18.07.1950 <1>  ¦
   +------------------------+-------------------+-------------------+
   ¦Общее количество ратификаций: 11                                ¦
   L-----------------------------------------------------------------
       --------------------------------
       <1> Конвенция денонсирована в результате ратификации Конвенции
   N 96.
       <2> Конвенция денонсирована в результате ратификации Конвенции
   N 181.






                  LIST OF RATIFICATIONS BY CONVENTION

           FEE-CHARGING EMPLOYMENT AGENCIES CONVENTION, 1933
                                (No. 34)

       Adopted at the 17th Session of the ILC
       Date of entry into force: 18.10.1936

                                                    11 ratifications
   -----------------------------------------------------------------
   Bulgaria                                               29.12.1949
   Chile                                                  18.10.1935
   Slovakia                                               01.01.1993
   -----------------------------------------------------------------
                                                        Denunciation
              (as a result of the ratification of Convention No. 96)

   Argentina                                              14.03.1950
                                             Denounced on 19.09.1996
   Finland                                                13.01.1936
                                             Denounced on 22.12.1951
   Mexico                                                 21.02.1938
                                             Denounced on 01.03.1991
   Norway                                                 04.07.1949
                                             Denounced on 29.06.1950
   Spain                                                  27.04.1935
                                             Denounced on 05.05.1971
   Sweden                                                 01.01.1936
                                             Denounced on 18.07.1950
   Turkey                                                 27.12.1946
                                             Denounced on 23.01.1952
   -----------------------------------------------------------------
                                                        Denunciation
             (as a result of the ratification of Convention No. 181)

   Czech Republic                                         01.01.1993
                                             Denounced on 09.10.2000
   -----------------------------------------------------------------