[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 08.01.2002] В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ЖАЛОБ ОБ ОТМЕНЕ РЕШЕНИЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КОМИССИИ ОБ ИТОГАХ ГОЛОСОВАНИЯ ПО ВЫБОРАМ ГУБЕРНАТОРА КРАЯ ОТКАЗАНО ПРАВОМЕРНО, ТАК КАК СУЩЕСТВЕННОГО НАРУШЕНИЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, КОТОРОЕ ПОВЛИЯЛО ИЛИ МОГЛО ПОВЛИЯТЬ НА ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕ ИЗБИРАТЕЛЕЙ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ВЫБОРОВ, ДОПУЩЕНО НЕ БЫЛО

Согласно законодательству Российской Федерации некоторые товары, услуги, оборудование подлежат обязательной сертификации. Их список строго регламентирован и обязателен к исполнению. В России обязательная сертификация соответствия является разрешительной формой дорыночного контроля. Так же Вы можете получить сертификаты, которые входят в систему добровольной сертификации.

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                              ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                         от 8 января 2002 года
   
                                                     Дело N 56-Г01-27
   
       Судебная коллегия   по   гражданским   делам  Верховного  Суда
   Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего                            Кнышева В.П.,
       судей                                               Кебы Ю.Г.,
                                                     Василевской В.П.
   
       рассмотрела   в  судебном   заседании   от  8 января  2002  г.
   кассационные   жалобы   Гильгенберга   В.А.,   Черепкова  В.И.   и
   Общероссийского  общественного  движения  "За  права  человека" на
   решение Приморского краевого суда от 2 августа 2001 г.  по делу об
   отмене  решения Избирательной комиссии Приморского края от 21 июня
   2001 г. об итогах голосования по выборам  губернатора  Приморского
   края.
       Заслушав    доклад   судьи   Василевской   В.П.,    объяснения
   представителя  Общероссийского  общественного  движения  "За права
   человека"  - Степанова В.В.,  представителя Избирательной комиссии
   Приморского  края - Гладких Т.В.,  представителей Дарькина С.М.  -
   Резниченко  И.М.,  Киян  Н.Ю.,  Кириченко  Л.А., Сулейманову В.З.,
   Судебная коллегия
   
                              установила:
   
       Гильгенберг В.А., Черепков В.И.  и Общероссийское общественное
   движение "За права человека" обратились в суд с жалобами об отмене
   решения Избирательной комиссии Приморского края от 21 июня 2001 г.
   об итогах голосования по выборам губернатора Приморского края  при
   проведении повторного голосования,  состоявшегося 17 июня 2001 г.,
   и признании избранным губернатором края Дарькина С.М.
       В   обоснование   своих   требований  заявители  сослались  на
   нарушение   Дарькиным   С.М.   и  его  доверенными  лицами  правил
   предвыборной  агитации,  использование  ими  служебного положения,
   подкуп   избирателей,   несоблюдение   процедуры   голосования  на
   отдельных   избирательных  пунктах,   лишение  части  избирателей,
   голосовавших  в первом  туре за Черепкова В.И.,  права избирать во
   втором  туре после отмены судом регистрации его (Черепкова В.И.) в
   качестве  кандидата,  а  также  на  возможный сброс более 100 тыс.
   бюллетеней,   в   которых   имелась  отметка  в отношении  фамилии
   кандидата на пост губернатора Апанасенко Г.В.
       По  мнению  Гильгенберга  В.А.  и Черепкова В.И., эти и другие
   нарушения законодательства о выборах,  а также бездействие краевой
   избирательной  комиссии  не  позволяют с достоверностью определить
   результаты  волеизъявления  избирателей  и повлекли нарушение их и
   заявителей избирательных прав.
       Решением  Приморского  краевого  суда  от 2 августа 2001 г.  в
   удовлетворении заявления отказано.
       В  кассационных  жалобах  Гильгенберг В.А.,  Черепков В.И.,  а
   также  Общероссийское  общественное  движение "За права человека",
   допущенное   кассационной  инстанцией  для  разбирательства  дела,
   просят  об  отмене  решения  ввиду  нарушения норм материального и
   процессуального права (ст. ст. 7, 14, 50, 56, 146, 157, 234 и др.)
   и направлении дела в суд первой инстанции на новое рассмотрение.
       Судебная   коллегия   Верховного  Суда  Российской  Федерации,
   проверив  материалы  дела  и обсудив  доводы  кассационных  жалоб,
   оснований для отмены решения не находит.
       Обсуждая  заявленные  требования,  суд  на  основе  полного  и
   всестороннего     исследования    представленных    сторонами    и
   истребованных судом доказательств по своей инициативе  обоснованно
   пришел  к выводу,  что  решение Избирательной комиссии Приморского
   края  от 21 июня 2001 г.  об итогах голосования на состоявшихся 17
   июня 2001 г.  выборах  губернатора  края,  и  признании  избранным
   губернатором  края  Дарькина  С.М.  постановлено  в соответствии с
   положениями  ФЗ  "Об основных гарантиях избирательных прав и права
   на  участие  в референдуме  граждан Российской Федерации" и Закона
   Приморского  края  "О  выборах  губернатора  Приморского  края"  и
   является законным.
       Изложенные  в кассационных  жалобах доводы о допущенных в ходе
   подготовки   и  проведения   выборов   нарушениях   избирательного
   законодательства  - правил  ведения  Дарькиным  С.М.  предвыборной
   агитации,   использования   служебного   положения  и т.п.   судом
   тщательно проверялись и не нашли подтверждения.
       Фактов,    свидетельствующих   о  нарушении   Дарькиным   С.М.
   федерального и краевого  избирательного законодательства, судом не
   установлено,  в  соответствии со ст.  50 ГПК РСФСР доказательств в
   подтверждение своих доводов заявители не представили, не приобщены
   они и к кассационным жалобам.
       Более   того,   ряд   доводов  кассационных  жалоб  по  поводу
   предвыборной   рекламы  Дарькина  на  радиостанции  "Эхо  Москвы",
   использование  им  в рекламных  целях  желтых маек с надписью "Нам
   здесь  жить",  изъятия  газет  были  предметом  разбирательства по
   другим    делам    с   вынесением   по   ним   судебных   решений,
   свидетельствующих  о необоснованности  заявленных требований (л.д.
   83 - 93).
       Ссылка  кассаторов  на  незаконность  регистрации Апанасенко в
   качестве кандидата в губернаторы края при повторном голосовании 17
   июня   2001   г.,   неправомерные  действия  прокурора,   Уварова,
   Хрусталева, государственных теле- и радиокомпаний  и т.п.  выходит
   за  пределы  заявленных  требований  и в  силу этого не может быть
   предметом обсуждения кассационной инстанции.
       Утверждение  в кассационных жалобах о лишении заявителей права
   на  судебную защиту в связи с рассмотрением дела в их отсутствие и
   нарушение требований ст.  157 ГПК РСФСР являются несостоятельными,
   о дне разбирательства дела на 2 августа 2001 г.  они были извещены
   в установленном законом порядке, что подтверждается имеющимися  на
   л.д.   119  - 125  доказательствами,  неявка  указанных  лиц  и их
   представителей судом правомерно признана неуважительной (л.д.  129
   - 130).
       Не  допущено  судом  нарушения  и других  норм процессуального
   права,   в  том  числе  части  3 ст.   50  ГПК  РСФСР:  письменные
   ходатайства Гильгенберга В.А.  были предметом обсуждения судом,  о
   чем  свидетельствует его определение об удовлетворении ходатайства
   в части истребования финансового отчета Дарькина С.М.  (л.д.  125,
   130).
       Таким  образом,  на основе полного исследования доказательств,
   представленных   сторонами   и  истребованных   судом   по   своей
   инициативе,  суд  обоснованно  пришел к выводу,  что существенного
   нарушения  избирательного  законодательства,  которое повлияло или
   могло   повлиять  на  волеизъявление  избирателей  при  проведении
   выборов   17   июня   2001  года,   не  было  допущено.   Об  этом
   свидетельствует   и  значительная  разница  в количестве  голосов,
   поданных  избирателями:  за Дарькина С.М.  - 223410,  Апанасенко -
   135050 (л.д. 31).
       Решение  суда является законным, и оснований для его отмены по
   доводам кассационных жалоб не имеется.
       На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 294, 311, п.
   1 ст.  305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия Верховного Суда Российской
   Федерации
   
                              определила:
   
       решение   Приморского  краевого  суда  от  2 августа  2001  г.
   оставить  без  изменения,  кассационные  жалобы Гильгенберга В.А.,
   Черепкова В.И.  и Общероссийского общественного движения "За права
   человека" - без удовлетворения.
    

По состоянию на ноябрь 2007 года
     СОВМЕСТНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
                  МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ
          ФЕДЕРАЦИИ И МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ
             СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ШРИ-ЛАНКА О БОРЬБЕ
                      С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ

                     (Москва, 25 января 2001 года)

       Министр иностранных дел Российской Федерации  Игорь  Сергеевич
   Иванов  и Министр иностранных дел Демократической Социалистической
   Республики Шри-Ланка Лакшман Кадиргамар в  ходе  своей  встречи  в
   Москве 25 января 2001 г. обсудили вопросы расширения двустороннего
   сотрудничества в борьбе с международным терроризмом в соответствии
   с  Уставом  ООН,  Декларацией  о  принципах  международного права,
   касающихся  дружественных   отношений   и   сотрудничества   между
   государствами   1970  года,  Декларацией  о  мерах  по  ликвидации
   международного терроризма 1994  года  и  Декларацией,  дополняющей
   Декларацию   1994   года  о  мерах  по  ликвидации  международного
   терроризма, 1996 года.

                                   I

       Министры иностранных дел  подтвердили,  что  правительства  их
   стран  осуждают  любые  акты,  методы  и  практику  терроризма как
   преступные и не имеющие  оправдания,  где  бы  и  кем  бы  они  ни
   совершались, включая те, которые угрожают дружественным отношениям
   между  государствами  и  их   безопасности.   В   частности,   они
   подтвердили  приверженность  своих  государств,  в  соответствии с
   международным    правом,    обязательствам    воздерживаться    от
   предоставления  любой  формы  поддержки  организациям  или  лицам,
   причастным  к  террористической  деятельности  в  пределах  своего
   государства или в других государствах.

                                   II

       Министры иностранных  дел  Российской  Федерации  и  Шри-Ланки
   достигли согласия о следующих конкретных мерах  своих  государств,
   направленных  на скорейшее и окончательное искоренение терроризма,
   угрожающего     суверенитету,     территориальной     целостности,
   безопасности    и   стабильности   своих   государств,   а   также
   международному миру и безопасности:
       a) Предпринимать  все  необходимые  меры  по  предупреждению и
   пресечению  подготовки  и   совершения   террористических   актов,
   направленных  против  других  государств и их граждан,  в пределах
   своей территории.
       b) Обеспечивать  задержание  и  уголовное  преследование  лиц,
   вовлеченных в подготовку террористических актов,  и в  этих  целях
   совершенствовать   двустороннюю  правовую  базу  путем  скорейшего
   заключения двусторонних соглашений о:
       i) выдаче
       ii) взаимной правовой помощи
       iii) передаче осужденных.
       c) Проводить  расследования  в  соответствии  с  международным
   правом  и  национальным  законодательством по фактам использования
   террористами   организаций,   групп    и    ассоциаций,    включая
   благотворительные,  общественные  и культурные,  в целях прикрытия
   своей  деятельности.  В  этой  связи  министры   иностранных   дел
   подчеркнули   необходимость  принятия  мер  по  противодействию  и
   предотвращению  финансирования  террористов   и   террористических
   организаций,  будь то прямым или опосредствованным путем или через
   организации,  вовлеченные в незаконную  деятельность  по  торговле
   оружием, наркотиками и похищению людей с целью получения выкупа.
       d) Развивать  двустороннее  сотрудничество  и  контакты  между
   соответствующими  правоохранительными  органами двух стран с целью
   обмена  информацией  и  опытом  для  предотвращения  и   раскрытия
   террористических   актов.  Министры  иностранных  дел  двух  стран
   подчеркнули важность в этой  связи  заключения  в  скором  времени
   Соглашения  о  сотрудничестве  и  взаимодействии между Федеральной
   службой   безопасности    Российской    Федерации    и    полицией
   Демократической Социалистической Республики Шри-Ланка.
       e) Проводить   консультации    с    участием    уполномоченных
   официальных   лиц   органов   безопасности   двух  стран  с  целью
   совершенствования  возможностей   правительств   двух   стран   по
   предотвращению,  расследованию  и реагированию на террористические
   акты  в  общественных  местах,   в   частности   на   общественном
   транспорте.
       f) Прежде  чем   предоставлять   статус   беженца,   принимать
   надлежащие меры в целях установления того, что ищущее убежище лицо
   не участвовало в совершении террористических актов, путем изучения
   в этой связи соответствующей информации на предмет выяснения того,
   не находится ли ищущее убежище лицо под следствием, не предъявлено
   ли ему обвинение,  не осуждено ли оно за преступления, связанные с
   терроризмом,  а после предоставления статуса  беженца  -  в  целях
   обеспечения  того,  чтобы  этот  статус  не  использовался в целях
   подготовки или организации  террористических  актов,  направленных
   против других государств или их граждан.

                                  III

       Министры иностранных  дел  признали необходимость вступления в
   силу международных конвенций о борьбе с терроризмом,  в  частности
   Международной  конвенции о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 года
   и Международной конвенции о борьбе  с  финансированием  терроризма
   1999 года.  Министры также пришли к согласию в том, что необходимо
   скорейшее  согласование  правовых   документов,   находящихся   на
   рассмотрении  Специального  комитета ООН по терроризму,  - проекта
   Конвенции  о  борьбе  с  актами  ядерного  терроризма  и   проекта
   Всеобъемлющей  конвенции  о борьбе с международным терроризмом - и
   договорились предпринимать все усилия в этом направлении.
       Министры иностранных  дел  Российской  Федерации  и  Шри-Ланки
   согласились осуществлять тесное  сотрудничество  на  международных
   форумах  в  целях  оказания поддержки всем мерам,  направленным на
   искоренение международного терроризма.  Они согласились  проводить
   периодические  консультации  на  уровне  старших  должностных  лиц
   Министерств  иностранных  дел  двух  стран  с  целью   дальнейшего
   укрепления двустороннего и международного сотрудничества.